Глава 5 Слуги Лжи. Не полный перевод без корректировки и правки. People of the lie.

В силу того, что данная книга приобретает все большую актуальность, выкладываю неполную пятую главу. Без редактуры и правки.

5 ОДЕРЖИМОСТЬ И ЭКЗОРЦИЗМ

 

СУЩЕСТВУЕТ ЛИ ДЬЯВОЛ?

Пять лет тому я начал работу над этой книгой и уже не мог избегать темы демоничности. Случаи Джорджа и Чарли настойчиво поднимали этот вопрос, но не предлагали никакого решения. К тому же я уже долгие годы писал на тему зла, пришел к вере в  реальность духовности и Бога и веры в человеческое зло. Тем не менее оставался неясным один интеллектуальный вопрос: Существует ли такое явление как дух зла? Имя ему дьявол?

 

Я думал что нет. Так же как и 99 процентов психиатров и большинство церковных служителей, я считал, что дьявола не существует. Тем не менее я гордился своим научным подходом к жизни и чувствовал, что должен дать возможность исследовать этот вопрос. Я решил, что если я увижу классический случай одержимости, то это может повлиять на мое мнение.

 

Конечно же я не верил в то, что одержимость существует. За мои пятнадцать лет напряженной психиатрической практики я никогда не видел ничего, даже отдаленно напомнинающее одержимость. Можно предположить, что первых десять лет я мог просто не замечать подобных случаев, но после случаев с Джорджем и Чарлин прошло более пяти лет и я все еще не встретил ничего подобного. К тому же я сомневался, что встречу.

Но то, что я никогда не видел ничего подобного не означало, что его нет. Я нашел большое количество литературы на даную тему, вся она была не “научной”. Большинство из написаного выглядело наивным, примитвным, низкокачественным или сенсационным. Тем не менее несколько авторов показались мне думающими и тонко чувствующими людьми. Все они утвержадли, что одержимость дьяволом — это уникальный и крайне редкий феномен. Но я не мог назвать его несуществующим на базе малого опыта.

Я решил самому пронаблюдять за процессом. Я написл несколько писем, дав знать, что я заинтересован в предполагаемых случаях одрежимости для своей исследовательской работы. Рекомендации мне помогли. Первых два случая оказались стандартными психиатрическими отклонениями, как я и предпалагал. Я уже начал делать зарубки на моем научном пистолете. Но третий случай оказался чем-то намного более срьезным.

Несколько позже мне довелось принять участие в еще одном случае необычной одержимости. Так же в обеих случаях я был свидетелем успешного экзорцизма. Большинство случаев одержимости описаных в литературе являются одержимостью служебными демонами. Эти два были очнь необычны т.к. в оба были одержимы Дьяволом. Теперь я знаю, что Дьявол реален, я видел это.

Читатель будет разачарован, даже скерптически настроенный, тем, что я не собираюсь подробно описывать даные случаи одержимости. Но на это есть веские причины. Самая важная причина заключается в том, что это описание полностью изменит книгу. Каждый случай был неверотно сложным, намного сложнее обычных психиатрических пациентов. Рассморетие каждого из них требует отделной книги. Настоящая одержимасть, насоклько нам известно, карйне редкое явление. Человеческое зло, напротив, двольно таки обычно. Поскольку связь одержимости с обычным злом в лучшем случае не очевидна, то будет крайне неразумно посвятить половину книги даной теме. Тем не менее, возможно я сделал бы это, не будь книги Малачи Мартина “В заложниках у Дьявоала” в кторой он описал пять случаев одержимости. Весь мой опыт указывает на то, что точность и глубиная понимание вопроса в работах Мартина на столь высоком уровне, что мне нечего добавить к даному вопросу.

Скепритчески настроенный читатель возможно скажет, — “Как вы расчитываете убедить меня в существовании дьявола, если вы не предьявлии никаких доказательств?”. Дело в том, что я не собираюсь никого убеждать в существовании Дьявола. Убежденность в ральности Бога требует какого либо фаткического опыта переживания реального Бога. Убежденность в существовании Дьявола происходит так же. Я прочел книгу Мартина до того как стал свидетелем моего первого экзорцизма, и я был довольно таки заинтигован, но не сильно то верил в реальность Дьявола. Совсем друго деол когда я увидел его лицом-к-лицу.  Нет никакого способа транслировать мой опыт в ваш. Тем не менее у меня есть надежда, что в результате описания моего опыта, читатель станет более открытым к вопросу существания духа зла.

К тому же я не в состяни делать глубоких научных исследовний об духе зла, одержимости и экзорцизме на основании двух случаев. Есть старое научное утворжедние, что как только вы ответили на один вопрос, появляются стразу несколько новых. Раньше я размылял над одним вопросом: Существетсли Дьявол? Тепер, после того как я получил утврердительный на него ответ, я имею уще пару десятков новых вопросов без ответов. Эта тайна необьятна.

Тем не менее я уверен, что нужно отобразить некторые моменты полученого мною опыта. Я уверен, что не смотря на то, что демоническая одрежимасть довольно таки редкое явление, многие священослужительи и психотерапевты, а так же другие помогающие професии видят периодически подобные явления в независимости от того знают они об этом или нет. Имея дело с случаями деомнической одержимости им понадобится все что они могут узнать. Книга Мартина является хорошим началом изучения материала, но он не психиатр и, я думаю, что могу сделать несколько выжных уточнений с точки зрени психиатрических аспектов одержимости, а так же важных психотерапевтических моментов экзорцизма. К тому же я уверен, что есть какого-то рода связь между Дьявольской деятельностью и человеческим злом.Эта книга была бы неполной без описания того немногого что мы знаем об “Отце Лжи”.

ВНИМАНИЕ! ВЫСОКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ.

 

Возможно вы подумаете, что экзорцизм и психотерапия абсолютно разные занятия с отличающимися задачами. Тем не мнее в обеих случаях экзорцизма, свидетелм которых мне довелось быть, показались мне крайне похожими на психотерапию, как по методам так и по результатам. К примеру, один из пациентов до этого долгое время посещал психотерапию и через неделю после сеанса экзорма заявил: “Вся психотерапия по факту является экзорцизмом!”. Мая практика так же подтверждает это мнение, по факту любая хорошая психотерапия является битвой с ложью.

Отличие между психоаналитической психотерапией и экзорцизмам заключается в двух принципиальных моментах: концепутальное оформление и использования силы и власти.

Написано бесчисленное количество информации о рамка взаимодействия христианства и психоанализа, поэтому нет смысле сейчас углублятся в эту тему. В чем есть смысл,так это в упоминании того, что эти две дисциплины недолжны быть полностью раздельны, я комбинировал их на протяжении многих лет в обычной психотерапевитческой практике и добился неплохих результатов.*

*Мое выступление на тему “Использование религиозных концепций в психотерапии” пользуется наибольшей популярностью среди психотерапевтических профессионалов.

Все большее количество психотерапевтов потупают подобным образом.

Что касается использования власти, то психоаналитическая психотерапия и экзорцизм радикльно различны в данном вопросе. Традиционная психотерапия, бодь она более психоаналитична или нет, намеренно минимально использует власть. Она проходит в атмосфере свободы. Пациент волен покинуть психотерапию в любой момент. Фактически, он или она могут уйти по середине сессии, как сделала Чарлин и многие другие поступают так же. Примите то, что вы можете уже никогда не увидеть пациента (несмотря на то, что этот маневр никогда не бывает конструктивным), терапевт не имеет другого оружие для перемент в пациенте, кроме его ума, принятия и любви.

Совсем другая ситуация в экзорцизме. Здесь целитель призывает все легитимные и уместные силы, которые уместны в борьбе с болезнью пациента. Во-первых, насоклько я знаю, экозрцизм всегд апроводится коммандрой из, как минимум, трех людей. В каком-то смысле эта команда нападает на пациента. В отличие от традиционной терапии, где один человек “против” другого, в экзорцизме пациент в меньшинстве.

Продолжительность сессии в экзорцизме не ограничена и лидер команды принимает решение о длительности. В обычной же психотерапии сессии не дольше одного часа и пациент знает это. Если они хотят, то могут уклонится практически от любого вопроса в течении часа. Сессия экзорцизма может длится три, пять или даже десять двенадцать часов — так долго, как тоо потребует сам процес экзорцизма. Так же, довольно таки часто пациента насильно ограничивают в свободе движения, в этом одна из причин необходимости коммандрной работы. Так, что пациент не может, как Чарли, просто взять и уйти если ему что-то не понравилось.

Самое главное отличие заключается в том, что группа экзорцизма через молитву и ритуалы призывает силу Бога для исцеления. Для неверующих это может показаться неважным моментом или польза этого можно попытаться списать на силу сугестии. Я, как верющий, могу только сказать, что для меня присутствие Бога в команет в момент экзорцизма было несомненным*

  • Убежденный атеист, который так же пристутсвовал на том же сеансе экзорцизма ничего такого не ощутил.

Христианские экзорцизмы убеждены, что это не он или она успешно проводят сеанс, а, что сила Бога производит излечение. Молитвы и ритуалы направлены для заруечения потдержкой Божественной силы.

Экзорцизм, среди его практикантов,  воспринимается как духовная битва. Стратегия не заключается в том, что нужно только надеяться и “все метады хороши в войне”. Но тем не менее, экзорцисты верят в допустимость любых методов из любви и просить любой помощи и потдержки в любви, которые допустимы в даной битве.

Ключевое слово здесь — “любовь”.

Поскльку в экзорцизме не только благосклонно относятся, но и настаивают на применении силы, я считаю даную процедуру — опасной. Сила всегда была спорным предметом. Но простой факт того, что что-то опасно — не достаточно для утверждения в нелегеальности использования. Четыреха часовая нейрохерургия хреща в шейном позвоночнике, которой я был подвергнут  три года тому — была опасной, но она позволила мне писать эти строки вместо того, что бы мучаться от хронической боли . С моей точки зрения экхорцизм соотностися с обычной психотерапией так же, как радикальная хирургия с прокалыванием нарыва. Хирургия может не только вылечить, но и спасти жизнь в тех случаях когда обычная психотерапия бессильна.

Еще одни спорный момент в использовании силы экзорцизма — это так называемая промывка мозгов. Мене не давало это наблюдение и в конце-концов я все же пришел к выводу, что экозорцизм вактически вычищает мозг. Один из пациентов, сеанс экзорцизма которого я наблюдал, был крайне в амбивалентном состоянии после него. С одной стороны он был крайне благодарен , а с дрйгой — чувствовал себя изнасилованным. С годами чувство благодраности и облегчения только росло, а чувство насилия постепенно затухало, так же как и при травме хирургического вмешательства.

Главное, что предотвращает сравнение экзорцизма с изнасилованием — это то, что клиент, как и в хирургии, дает свое согласие на процедуру. Понимание того, что клиент дал согласие — это своебразный предохранитель от черземерного применения силы в экзорцизме. Подозреваю, что нектороые экзорцисты воспринимают это слишком легкомысленно. Пожаулй мы, представители традиционной медицины и хирургии, могли бы внести в экзорцизм понимание важности “добровольного согласия”. Так, например, преде операцией, мы формально и законно зачитываем пациенту его права, а так же список возможностей которых он согласен лишится на время. Во время процедуры экзорцизма пациент лишается огромного количества свобод. Я считаю, что это лишение должно быть законным и юридически закрепленным. Перед процедурой пациент должен не только подписатьа и ознакомится с юридическими документами. Они должны знать точно на что они идут. И еслиент обладает такой ясностю, то он понимает на что он идет*

  • я конечно же понимаю, что это несоколько идеалистический взгляд, посольку юристы буду ставить под сомнение способность одержимого пациента дать взвешенное согласие на процедуру,  а судьи захотя, что бы сеанс экзорцизма был утвержедт психиатром, а они не верят в даную процедуру.

Хорошим предохранителем так же может послужить запись событий, котрые могут быть обнародованы по просьбе клиента или его попечителей. Как минимум процедура должна быть записана на видео.*

  • Эта процедура имете не только морально-юридическую пользу, но так же может быть крайне полезна в процессе излечения. Команад эзорцистов могу использовать безэмоциональную запись, для восстановления информации о событиях. Так же даная запись может быть очень полезна для пациента, кторому часто просто сложно поверть, что “все это действительно было”, и так же она может быть крайне полезна для обычной психотерапии, которая дложна следовать сразу после экзорцизма. Так же с разрешения пациента, даные записи будт неоценимыми для учебных целей.

Так же желательно наличие близких людей, если это не приводит к каким либо проблемам.

Но самой главной защитой в экзорцизме является любовь. Только с любовью экзорцизм превращатеся в что-то “справедливое” и необходимое вместо манипулятивного и насильственного. Только с любовью участники могут помнить об интересах пациента и будут защищены отсклонности человека к одержимостью валстью. Действительно, во всех серзьезных начинаниях любовь более важна чем все необходимые знания и умения,только она может исцелять.

Экзорцизм не является магической процедурой — разве чтолюбовь — это магия. Так же как и в психотерапии, здесь используется анализ, осторожное извлечение, интерпретация, вдохновение и конфронтация в любви и заботе. Отличие с традиционной психотерапиев такое же как между операцией на открытом сердце и удалением миналин. Экзорцизм — это психотерапия массового поражения.

Как и любое массовое поражение — оно довольнго таки опасно и должно испльзоваться в крайних и редких случаях. Пожалуй даная процедура должна считаться эксперементальной до тех пор, пока не будет проведено научное исследование, посольку в экзорцизме человек имеет дело с очень сильными вещами.

Вся задача экзорцизма сводится к тому, что бы расскрыть и изолировать демоническое в пациенте для того, что бы его можно было извлечь. Демоническое может обладать невероятной силой. Иногда эта сила через чур большая даже для комманды экзорцистов или пациент на самом деле не хочет ее лишится. Тогда после экзорцизма пациент будет в еще более тяжелом состоянии чем до него. Результат может быть  даже фатальным. В таких случаях, пожалуй, лучше что бы это “высокое напряжение” демонической енергии никогда не было расскрыто. В обоих случаях экзорцизма, свидетелем которых был я, пациенты были проинформированы о том, что экзорцизм может не удасться и, что они могут умереть в результате процедуры. (Это должно дать представление читатиелю о смелости и отчаяние пациентов)

Так же существует опасность для экзорциста и других членов команды. Исходя из моего ограниченного опыта, я подозреваю, что Мартин уделил черезчур большое внимание физическим угрозам, но психологически опасности на самом деле просто невероятны. Оба экзорцизма, что я наблюдал был успешными. Мне страшно предстваить последствия неудачного экзорцизма для членов комманды. Даже, несмотря на то, что все члены команды были подробно отобраны исходя из их психологической усточивости и способности к любви, сама процедура крайне изнуряющая для любого человека. Многие участники имели эмоциональные отклонения даже спустя недели после сеанса.

Так же должне заметить, что экзорцизм не является “экономически выгодной” процедурой. Первый (и более простой) случай потребовал семь высокопрофессиональных и хорошо обученых человек которые работали (без оплаты) четыре дня от двенадцати до шестнадцати часов в день. Во втором случае потребовалось девять мужчин и женщин, которые работали от двенадцати до двадцати часов в день, три дня. Конечно не всегда присутствует такая необходимость в столь большо количестве участников, поскольку в обехи случаях мы имели дело с довольно редкой одержимостью Сатаной.

И хотя он ибыли сложными и опасными, но они были успешными. Я не имею ни мальейшего предстваления как эти два пациента могли бы вылечится иначе. Они оба живы и в здравии и сейчас. Так же я имею все основания полагать, что если бы они не прошли сеанс экзорцизма, то были бы мертвы.

НЬЮАНСЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ

Пациенты, экзорцизм которых я наблюдал, были абсолютноразными. Один из них был с гипоманией и приступами психоза до процедуры, второй нверотично-дерпессивный, но абсолютно вменяемый. Один был средне образованым, второй крайне умным. Один — любящим отцом, другой жестоким отцом. Один, который выглядел больнее имел более легкую форму экзорцизма, второй, который выглядел более здоровым имел более глубокую одержимость  и более сильную потребность в исцелении. Было много уникально в каждом из пациентов, но кое-какие аспекты были польностью похожими. На этих сходствах я хотел бы остановится более подробно, поскольку они могут послужить подсказками в понимании природы одержимости и экзорцизма. Прошу только принять во внимание, что это не научное исследование.

Исходя из двух случаев я могу сделать вывод, что одержимость не бывает случаной. Очень сложно предствать, что кто-то может прости идти по улице и демон выпрыгнет из никоткуда и проникнет в него. Одержимость — это постепенный процесс в котором человек постепенно продает себя по какой-то из причин. В обоиз случаях, которые я видел, по всей видимости этой причиной было одиночество. Каждый из них был ужасно одинок и каждый принял в своей психике демоническое в виде воображаемого компаньена. Но была и другая причина, которая в некоторых случаях может быть основной, один из пациентов был членом культа в двенадцать лет*

*Литература на тему одержимости утрверждает, чтов большинстве случаем причиной одержимости был оккультизм. Трудно сказать, что случается вначале: или оккультизм приводит к одержимости или наоборот. Я не хочу сказать, что большинстов людей, которые участвуют в оккультизме — одержимы, но похоже, что данные практики способствуют увеличению шансов. Традиционная церков говорит об опасности оккультизма столько сколько существует. С самого начала, церковь признавала, что некоторые люди могут иметь “сверхестественные” способности, таки еак пророчество или ясновиденье. Она называла такие способности “харизмой” и даром. Но церковь настаивает на том, что Бог сам выбирает кого одарить своими дарами и когда. Когда же человек сам включается в оккультное движение он сознательно или несознательно начинает изспользовать подобные силы по своему усмотрению. Такое поведение Церковь называет магией. Практикующие сами часто называют это магией но разделют магию на черную и белую. Белые маги осуждают черных маго за то, что их мотивы и методы низменны, но сам спокойно практикуют магию убежденные что их мотивы исходят из любви. Но в этих вопросах очень легко обмануть себя, касательно собственных мотивов. Так, что Церковь считает что магия — это магия и считает ее черной или потенциально черной.

Во втором случае одержимость началась в возрасте пяти лет от чего, что можно считать более ужасным чем оккультизм.

Одержимость в обоих случаях привела к тому, что в психиатрии называют фиксацией на возрасте. В процессе экзорцизма, когда здоровоя я пациента было совободждено, он сказал наиболее яркое описание фиксации которое я когда либо слышал: “Я ничему не научился за прошедшие двадцать лет, мне на самом деле всего лишь двенадцать. Как я могу существовать после экзорцизма? Я слишком молод что бы жениться и иметь детей. Как я буду заниматься сексом и выполнять рольк отца, если мне двенадцать?”После экзорцима, второй пациент имел все признаки пятилетнего, с которыми затем работали в интенсивной психотерапии: ошибочные концепци, переносы и т.д.

Оба пациента были крайне предрасопложены к одержимости из-за множества стрессовых факторов до и после одержимости. Оба были жертвами человеческого и демонического зла. Не смотря на то, что оба имели поддержку церкви в каком-то виде, оба были глубоко ранены злыми людьми при поддержке и покровительстве Церкви.

Поскольку одержиомсть является постепенным процессом, то и экзорцизм является процессом. По фатку, экзорцизм начинается задолго до “фактического экзорцизма”, но даже до того, как пациент фактически увидит экзорциста. Психотерапевты должны понять меня. Обычно, самый большой шаг для пациента на пути к исцелению это когда он впервые принимет решение обратиться за помощью к психотерапевту. В таких случаях люди обычно признают себя больными и решают работаь против болезни и идти к исцелению. В какой-то момент оба пациента приняли решение бороться против своей одержимости. Честно говоря это выглядит так, словно в какой-то момент они пришил к вывоуд, что демоническое в них не преследует их лучшие интересы. И в этот момент началиь страдания. Возможно только за счет этого страдание одержимость выходит на свет. Именно по той причине, что есть битва между человеческой душой и демонической енергией, Мартин пришел к правильному выводу, что все случаи, которые мы называем одержимостями, фактически явялются “частичными одержимостями” или “неполноценными одержимостями”.

Диагностировать одержимость очень сложно. Никто из пациентов не демострировал “блужадющих глаз” или других явно сверхестественых проялвенией до начала экзорцизма. Оба проявляли довольно таки обычне ментлаьные оклонение, как депрессия или истерия или потера ассоциаций. Руководство может попытаться разделить пациентов на “он одерижм” или “он психически болен”. Но такое разделение некорректно. Насколько я могу судить существуют серьезные эмоциаонльные предпосылки для одрежимости, а сама она приводит к еще большим проблеммам. Так, что верным вопросом будет “Пациент только психически болен или он психически болен и одержим?”.

Моим первым случаем был пациент, который до этого уже работал с другим психиатром по запросу на одержимость. Психиатр — на удивление поытный и с широкими взглядами, а так же заботливый, не поверил в самодиагноз и лечил пациента лекарствами и психотерапией без какого либо успеха. (нужно заметить, что именно этот мудрый человек был крайне полезен пациенту  как до так и после экзорцизма). Даже после того, как меня пригласили в этот дело спустя год, мне понадобилось четыре часа общения с пациентом, прежде чем я заметил какие либо оклонения, котрые не сводились к стандрантной психопаталогии.

Вторым случай одержимости был с женщиной которая проходила интенсивный курс аналитической психотерапии, он была довольно таки духовно продвинутой и опытной, но терапевту понадобилось полтора года, что бы заподозрить одержимость. Как раз этот терапевт первым откликнулся на мой призыв о желании быть свидетелем экзорцизма. Он так же утвреждал, что именно психотерапия сделал возможным выявление одержимости.

В первом случае прошло шесть месяцев от выявление одержимости, до саого обряда экзорцима,  во втором — девять. В общех случаях диагноз поставлен не на основании какого-то одного случа, а на основании множества разнообразных доказательств.

В обоих случаях основным альтернативами в диагнозе была одрежимость и диссоциативное расстройство личности. В диссоциативном расстройстве “центрльаня личность” практически всегда не знает о существовании другой части личности — по крайней мере до длительного и успешного лечения. В наших же случаях пациенты не только знали о другой части своей личности но и понималии ее разрущающию и чужеродную функцию для личности. Это не значит, что они не были обмануты этой часть, но было понятно, что эта вторя часть хочет их обмануть и запутать. Во многих смыслах эта вторая часть выглядела как персонализированое сопротивление. Еще одним отличием было то, что при диссоциации вторая часть часто выступала в роли “шлюхи” или “агрессивного персонажа” или “независимого” или кого-то с неясными моитвами, но она никогда не была откровенно злой. В обоих случаях эта вторая часть уже до экзорцизма проявила себя как чистое зло.

Основаня часть этого расскрытия одержимости была произведена при попытке избавления. Избавление это такой “мини-экзорцизм” который который последнии двадцать лет активно практикует Церковь Харизматиков, что бы лечить лудей от “подавленности” (которую определяют как что-то средне между демоническим соблазном, которым с точки зрения харизматиков мы все подврежены и самой одрежимостью)*

* Существует очень много спорных моментов касатлеьно “подавленности” и избавления. Многие харизматики практикуют избавление в тех случах в которых я не наблюдал никаких демонических проялвений. Они даже разделяют такие вещи ка “дух алкоголизма”, “дух депрессии” и “дух мести”. Они заявляют о высокой успешности их метода. Но многи из нас задают вопрос о длительности положительного результата при таком “лечении” и как много случев неудачного лечения остаются не зафиксированными и могут ли эти практически случайные  и в общем-то не подготовленные интервенции быть крайне вредными. Нет никакой возоможности получить ответы на эти вопросы до тех пор, пока не будет использована научная база для изучения деаного вопроса. В настоящий же момент я должен отдать должное одному из моих менторо, который утвержадет, что не существет такой категории ка “подавленность” — есть либо одержимость и тогда нужен экзорцизм, либо ее нет. Другими словами Харизматики в большинстве своем имеют дело не с настоящим демонизмом, но иногда им попадается большая рыба.

В одном случае процес избавления был не успешным, но пациент на короткий период проявил свою злую сущность. Во втором случае комманда из трех людей во время процесса избавления смогла идентифизировать один из злых духов и изгнать его. Пациент (абсолютно не истеричный тип) испытал огромное облегчение и прогресс в лечении на проятжении шести недель. Потом всгрылась новая глубина и пациент регрессирвоал сильнее чем до начала лечения и начал слашть “голос Люцифера”. Я могу только догадываться о причинах этого временно успеха в любом случае это загадка, но это тлоко укрепило наши догадки, что демоническое играет огромную роль в растройствах личности.

Сейчас нужно сказать одну очень важную вещь. Оба пациента хоть и проялвлил абсолютное зло своих вторичных частей личности, но сами они не были злыми людьми. Я никогда не воспринимал их как злых. В отличии от Шарли, они не ощущались мною как зло. И хотя ее можно было бы рассматривать как кандидата на экзорцим, я сомниваюсь, что это было бы возомжно. Даже если бы мне удалось отделитсь ее здоровую часть от больной, подозреваю что вторичной частью личности была бы здоровой, а основой личнсоти было бы зло. Я не уверен, что экзорцизм возможен при такой конфигурации.

В даных же случаях все былонаоборот. Осонва личности обоих пациентов выглядела крайне здоровой, она была необычайно хорошей и потенциально — святой. На самом деле я очень уважал обоих этих людей еще до экзорцизма. Как я уже сказал, они пришил на экзорцизм поскольку сражались со своей демонической частью многие годы. Оди опытный психотерапевт, котрый был частью комманды экзорцизма сказал, что никогда не видел настолько отважного человека. Я даже склонен полагать, что потенциальная святость даных людей послужила причиной их одрежимости. Позже я напишу больше на эту тему.

Мартин зазывает первый и, как правило, самый долги этап экзорцизма — “Притворство”. Мой опыть подтверждает это. То, что он назвает Притворство — это укрывание демонического за личностью. Для проведения экзорцизма необходимо выявить и проявить демоническое. Мартин ничего не говорит о самом процессе экзорцизма. На протяжении долгого оценочного и подготовительного процесса главным вопросом по обоим пациентом был “Действительно ли он одержимы”. Что бы ответить на этот вопрос удтвердительно, необходимо, что бы демоническое хотя бы частично уже себя проявило.

Еще однима важным моментом при подготовке являтеся необходимость обучения и усиления центральной части личности пациента. Усилиние необхоимо так как в заверщающей части экзорцизма демоническое настолько обостряется, что для пациент проживает самую настоящую пытку.

Еще одни из множества рисков в экзорцизме — это то, что нельзя полностью быть уверенным в одержимости до начала экзорцизма. По факту, никто и не должен быть полностью  уверен до ритуала. Так как сам обрят экзорцизма направлен на выявление притворства, что бы встретиться лицом-к-лицу с демоническим. Я не хотел бы, что бы это было сделано без надлежащей поддержки и любви хорошо подготовленной команды и при отдельно выделенном времени для этого. Один из пациентов был обездвижен на протяжении двух часов экзорцизма, а второй был привязан больше дня! Ситуация похожа при операции на мозге, когда есть подозрение на тром. Операция не должна проводится пока нет уверенности в том, что существует тромб. Но, никто не может быть полностью уверен до тех пор, пока не вкрыта черепная коробка и сам тромб не обнаружен. Так, что мой совет на основании двух случаев таков: нужно продолжать диагностирование, пока у вас не будет 95-ти процентная уверенность в одрежимости, но затем нужно переходить к обряду экзорцизма.

Экзорцим начинаеться с подобающей молитвы и ритуала. Самым эффективным воздействием для окончатльного расскритя Притворства явлется тишина. Комманда разговаривает или со здоровой частью пациета или с демонической, но откаывается разговаривать со странной смесью того и другого. Неоходимонекоторе время, пока комманда научится различать эти состояния. Для деомонов характерным является запутывание экзорцистов и заведение беседы в пустоту или тупик. Но как только комманда становится более чувствительна к разным частям и не ведется на уловки, обе эти части отделяются и начинают быстро прогрессировать до тех пор пока вторая часть не проявит свои нечеловечески свойства и тогда старидя Притворства заканчивается.

Как убежденный ученый я могу обьяснить 95 процентов того, что происходило в обоих случаях в терминах традиционной психиатрической динамики. Для эффективности “лечения тишиной” не нужны никакие демонические объяснения. Поскольку оба пациента были одинокмим и желающими отношений, то вполне возможно появление двух частей (частично взаимосвязанных) и необходимости в выборе одной из них. Так, что одержимость я могу назвать “ращеплением” и “психическими интроекциями”. Экзорцизм можно назвать промыванием мозов, перепрограммированием, репрограмирвоанием, катарсисом, марафоновой групповой терапией. Но я никак не могу объяснить критически важные пять процентов. Я остаюсь один-на-один с сверхестественным, точне сказать субестественным. Я остаюсь с тем, что Мартин называл Присутствием

Когда демоническое наконец-то заговорило, на лице одного из пациентовпоявилось такое выражение, которое иначе как Сатаническим я назвать не могу.  Это был ужасный оскал полный ненависти и злобы. Я провел много часов перед зеркалом пытаясь симитировать что-то похожее, но без какого либо успеха. Я видел похожее выражение лица только одни раз в жизни, на короткий миг оно появилось у другого пациента в поздний период наблюдения. Но когда демоническое проявило себя в этом, другом пациенте, оно имело еще более ужасно. Пациент внезапно начал извиваться как змея огромной силы, пытаясь укусить уачстинков группы. Но лицо было еще более ужасно чем извивающееся тело. Глаза были закрыты в ленивом оцепенеии рептилии за исключением тех моментов когда рептилия хотела напасть, тогда глаза были широк расскрыты и полны ненависти. Но больше всего меня расстроило чувство невероятной тядести пятидесяти миллионов лет, древней тяжести которую излучало это змеевидное существо. Это чувство вызвола во мне сомнение в возможности экзорцизма. Почти все участники обоих комманд были убежденны, что в этот момент они ощущали присутствие чего-то аболютно чужеродного и нечеловеческого. Окончание каждого экзорцизма было обозначено исчезновением этого Присутствия в пациенте и комнате.

Это критическим момент в экзорцизме, который Мартин называет “ссылкой”. Здесь нельзя спешить. В обоих экзорцизмах, что я наблюдал, этот процес начался преждевременно. Яне могу полностью обьяснить что же случилось, но могу сказать, что роль экзорциста на данном этапе — минимальна. Настойчивае молитвы комманды намного важнее. Эти молитвы призывали Бога или Христа придит и спасти и каждый раз у меня было ощущение, что Бог именно это и сделал. Как я уже ранне говорил — это Бог совершает экзорцизм.

Но, позвольте мне заявить, что свобода воли человека — это главное. Даже Бог не может исцелить человека, который не хочет быть исцеленным. В момент изгнания оба пациента добровольно взяли распятие, держали его на груди и молились за искупление. Так, что по большому счету именно пациенты и являются экзорцистами.

Я не хочу приуменьшеить роль мужчины (я никогда не слышал, что бы экзорцизмом занималась женщина, но не вижу причин, что бы этого не было) который совершает экзорцизм. На самом деле — это поистине героическая роль. Но ее суть не в магической силе в момент извлечения демонического, а в чувствительности, заботе и готовности страдать вместе с одержимым на протяжении всего обряда. Ему нужно собрать комманду, лучшую, что он может найти, вселить  в них доверие и понимание процесса. Он принимает решение в основных этапах обряда. Он принимает всю боль демонического в моменты исцеления и всю ответственность в случае неудачи. В конце-концов именно он должен проследить за всеми участинками после экзорцизма в плане эмоциональном, а так же найти достаточно квалифициорванных специалистов что бы потдержать пациента после излечения.

Оба пациета нуждались в двухчасовой терапии в течении несколькоих недель после экзорцизма.

Сатана не так уже легко здается. После его извлечения, кажется, что какое-то время он кружит вокруг жертвы в поисках возможности вернуться. В обоех случаях сперва казалось, что экзорцизм не удался. Оба пациаента вернулись практически в тоже состояние, что и до экзорцизма и невозможно было заметить каких либо серьезных изменений. Все страые комплексы были на месте, но казалось, что они были лишины своей прежней силы. Разница был в  том, что теперь пациенты могли услышать, что им говорили, в случае одного из них — это было впервые. Другой же пациент двигался так быстро, что казалось, будто- бы он пытается наверсттаь все упущенные годы. Такая ситуация ставила серьезные требования к квалификации терапевта.

Так же я считаю важным заметить, что по меему опыту Сатана не так уж легко сдается. Сатана не только будет гвоворить пациентам, что он все еще рядом, но он будет всяцески ух убеждать, что он попрежнему внутри пациента.  В таких случаях самое важное для пациента и экзорцизма явялется справится с чувством того, что экзорцизм провалился, когда на самом деле он был успешным.

Похже, что экзорцизм меняет позицию пациента от той, где он был одержим демоническим к той, где он подвергается атакм демонического. Все пугающие и навящивые голоса остаются с пациентом какое-то время. Но теперь, по словам пациантов, меняется баланс сил, если раньше, до экзорцизма, они ощущали себя полностью подчиненными этим голосам и не моги им противостоять,  то теперь у них появлялся контроль над этими голосами.”

Если голоса отступали частично, то улучшения пациентов были, напротив, крайне быстрыми. Их выздоровление продвигалось с необьяснимой для психотерапевтического процесса скоростью.

Этот момент нуждается в дополнительном разяснении. Оба пациента согласились на экзорцизм не из любопытства, а скорее из любви. Оба понимали личный риск и самопрожертвование на котрое они идут.

Комманда экзорцизма заслуживает отдельного упоминания. Каждый член обоих груп решился на участие не из-за праздного любопытсва а из любви. Каждый участник понимал и брал на себя ответсвенность за серьезные риски и, пожалуй, самопожертвование, что влечет данная процедура. Взять, хотя бы, тех двух участников, что предоставили свое жилье для экзорцима, поскольку в обоих случаях дома пациентов не могил выполнить данную функцию. Если вы начнете искать место для проведения экзорцизма. то сразу поймтете всю глубину выражение “Мест нет”. Психиатрические лечебницы и монастыри не разирешают подобных процедур на своей территории. Так, что это была личная отвага даных двух людей, которые пожертвовали не только своими телами но и домами для важного дела. Я ужа говорил, что присутствие Бога было практически зримым в комнате. Я подозреваю, что когда от семи до десяти человек собераются на свой страх и риск из любви и исцеления, то Бог присутствет там же (где Его сын, там и Он) и исцеление тогда становится возможным.

Я уже упоминал, что основной причиной того, что они продались демоническому была их одинокость. Они были не просто одинокими людьми, а людьми привыкими к одиночеству и ко времени, когда они прибегли к экзорцизму они по прежнему оставались одиночками. Так, что можно взгянуть с уажениме на их отвагу т.к. они были довольно таки недовречивыми людьми. Основной причиной важнрости наличия комманды экзорцистов была возможность дать пациенту, возможно впревые в жизни, чувство настоящей общины*

*  В нае время в христианском мире идет пного разговоров о “Христианской общине”. Но група христиан не становится автомотически общиной. С другой сторон, не смотря на то, что среди участников экзорцизма были самопровозглаенные атеисты и равнодуные христиане, у меня нет никаких сомнений, что эти группы были истинными “Христианскими общинами”.

Нет никакого сомнения, что чувство группы было важнейим фактором в успешности обоих экзорцизмов.

Для битвы с демонов требуется множество навыков: аналитическая невовлеченность, состардательное участие, интелектуальное моделирование, унтуитивный инсайт, духовная проницательность, глубокое понимание теологии, уверенное знание в психиатрии, большой опыт в молитве и много другого. Никто не может хорошо  обладать всеми этими навыками одновременно. Я полагаю, что в более легких случаях экзорцизма комманда должна только удерживать пациента, но в тех случаях о которых я говорю, хотя координатором процесса был экзорцизм, групповое участие было абсолютно необхо. Были использованы таланты всех участников.

Так же у меня есть ощущение, что в процессе экзорцизма наши слабости и ошибки так же были использованы. Утверждается, что Христос может использовать даже наши грехи. Я упоминал, что присутствие Бога было ощутимо в обоих сеансах. Это выглядит как мистика, но когда я наблюдал за каждым событием, казалось, что буд-то бы Боги или Христос управляет всем предствалением.

Типичную реакцию команды после процессы выразила одна женщина:
“Я не хочу больше никогда проходить через что либо подобное, но я бы не променяла это ни на что на свете.” Удивительно, но экзорцим оказался целительным не только для пациетов но и для некоторых членов комманды.  Еже один участник, мужчина, через две недили сообщил: “Я не знал этого, но у меня было маленькая холодная область в сердце, сейчас ее там нет. Я так же заметил, что я стал лучше как терапевт.” Так же некоторые люди, которые даже не присутствовали на экзорцизме, но молились, что бы он хоршо прошел, тоже прожили некторое исцеление. Опять же — мистика, ноу меня было ощущение, что экзорцизм был не просто отдельным мероприятнием, но каким-то образом влиял на весь мир.

Тем не менее больше всего я восхищаюсь пациентам, которые были центром этих событий. Через их самоотверженность и отвагу в борьбе с Дьяволом, они одержали победу не только для себя, но и для многих других.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *