Падение демократии

Падение демократии

Как психология может нас защитить от злоупотребления властью

Один из самых больших плюсов демократии заключается в том, что она дает возможность любому человеку, в независимости от его начальных социальных условий, вырасти до управленческой и наделенной властью позиции. Но один из самых больших минусов демократии заключается в том, что в независимости от недостатков характера человека, ему все равно позволяют вырасти до влиятельной управленческой позиции, наделенной властью.

На протяжении всей истории человечества, одной из самых больших проблем было то, что люди, которые получали руководящую позицию, наделенную властью, были именно тем типом людей, которым нельзя доверять власть. Желание власти порождается такими негативными чертами, как эгоистичность, жадность и недостаток эмпатии. Поэтому, люди, которые имеют наибольшее стремление к власти, как правило, являются безжалостными и наименее сострадательными индивидуумами. Однажды, получив власть, они стремятся окопаться и увеличить защиту своей власти, не считаясь с потребностями других людей.

Для данного утверждения есть бесчисленное количество подтверждений, как в истории человечества, так и в наши дни. В феодальном обществе власть, как правило, давалась по праву рождения. Но, всегда были недовольные, которые считали, что они тоже имеют право на власть или просто желали изменить текущий порядок. Очень быстро оказывалось, что это были наиболее агрессивные и жестокие индивидуумы, которые очень быстро превращались в тиранов.

В пост-феодальном обществе ситуация не существенно изменилась. Так как позиции власти стали доступны для большего числа людей, то выросла конкуренция. Отсутствие социальных структур и иерархий привело к дикой и жестокой борьбе за власть, которая заканчивалась приходом к абсолютной власти психопатов, таких как Сталин и Гитлер. С недавних времен подобный процесс захватил африканские страны, где типичные лидеры были жестокими и самовлюбленными индивидуумами, с полным отсутствием эмпатии и понимания своей ответственности. Например, Иди Амин (который терроризировал Уганду в 1970-х) и либерийский оружейный барон Чарльз Тейлор. Многие страны ближнего востока пострадали от подобных психопатических лидеров, как Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи. Они были свергнуты, но, к несчастью, коллапс социального порядка после их свержения привел только к еще большему расцвету власти новых психопатов.

Безусловно, именно для защиты от тиранов и была разработана демократия, которая отчасти спасает нас от подобных ситуаций. Она дает конституционные возможности для баланса и контроля власти, что удерживает лидеров от тиранического поведения, когда они приходят к власти.

Но с чем она не справляется, так это с предотвращением прихода к власти психически нездоровых людей.

От психопатических к нарциссическим лидерам

Люди с нарциссическими и психопатическими типами личности наиболее склонны к достижению власти. Психопатические лидеры более характерны для экономически неразвитых стран с бедной инфраструктурой и слабыми политическими и социальными институтами. В богатых и развитых странах психопаты, как правило, не становятся лидерами (вместо этого они, как правило, присоединяются к мультинациональным корпорациям).

В развитых странах произошла смена психопатических на нарциссических лидеров. Какая еще профессия может быть более подходящая для нарциссов, чем политика, с ее постоянным медийным вниманием? Нарциссы считают, что они достойны власти из-за их чувства превосходства и важности. Им кажется нормальным, что другие люди должны прислуживаться перед ними и искать их внимания и благосклонности. В то же время, из-за недостатка эмпатии, у них нет никаких угрызений совести по поводу манипуляции и использования людей для достижения или удержания власти.

Нам не нужно долго искать, чтобы найти политиков, с признаками нарциссического расстройства личности. Тони Блэр, с моей родины, Британии, имеет явные признаки нарциссизма. Годы его правления были наполнены огромным чувством самовосхваления, неспособностью разделить право принятия решения и отказом признавать свои ошибки, даже в таких случаях, как война в Ираке. Президент России В.В. Путин, также является случаем нарциссического расстройства личности. Беглый взгляд на большое количество в интернете его фотографий “в действии”: полуголого на лошади, плавающего в ледяной воде, охотящегося с ружьем на дикой природе — явные признаки человека, который сильно в себя влюблен. В более греховном виде, его нарциссизм проявляется в отказе передавать власть, и его неспособности выдерживать критику и оппозиционную деятельность. (Возможно, именно поэтому, Дональд Трамп часто заявляет, что ему нравится Путин. Поскольку он узнает в нем родственную душу, собрата по нарциссизму. Некоторые психологи утверждают, что Трамп показывает наличие характерных нарциссических отклонений: неконтролируемое желание внимания, высокая чувствительность к обидам, и неспособность прощать критику.)

Эти явления не распространяются только на политику. Такая проблема существует в любой иерархической организации  — каждая компания, каждая организация, каждый государственный орган. Люди, которые стремятся к власти, не всегда страдают от полного нарциссизма или психопатии, но часто, это те люди, которые наиболее амбициозны и безжалостны, не способны к эмпатии и пониманию своей ответственности.

Большей частью проблемы также является то, что люди, которые как раз должны бы были быть у власти, по причине их эмпатичности, справедливости, ответственности и мудрости — естественным образом не стремятся к власти. Эмпатичные индивидуумы предпочитают оставаться внизу, общаться с другими людьми, вместо того, чтобы возвышать себя. Они стремятся не к контролю и авторитаризму, а к связям и общению. Поэтому, такая ситуация оставляет пространство для действий людей, которые жаждут контроля и авторитаризма.

Типы лидеров

Тем не менее, было бы ошибочно утверждать, что только психопаты и нарциссы занимают руководящие посты. Я утверждаю, что есть три типа лидеров.

Первый тип — так называемые, “случайные лидеры”. Они получили власть без особых усилий или желания с их стороны, вследствие комбинации их привилегированности и достоинств. Экс-премьер Британии Дэвид Кэмерон является классическим примером такого лидерства. Кэмерон — сын бизнесмена-миллионера, получил образование в элитной школе и университете, где он, как и все остальные из его социального слоя, был уверен, что предназначен для высоких успехов в обществе. Отчасти, из-за семейных связей, стал членом партии консерваторов. Благодаря своему уму и харизме, он быстро рос в звании и получил возможность стать лидером. Камерон был известен тем, что не имел сильных идеологических принципов и больших амбиций. Однажды его спросили, почему он хочет стать премьер-министром, на что он ответил: ”Потому, что я думаю, что буду довольно таки неплохо смотреться на этой должности”.

Во всех странах есть много таких “случайных лидеров”, в организациях — это люди, которые медленно-медленно двигались в организационной иерархии, благодаря своим умениям и старательности, без какой-либо сильной амбициозности. Они, как правило, способны как лидеры, и обладают чувством ответственности перед своими подчиненными (отчасти потому, что сами были в их положении) и отчасти из-за свойственной им эмпатичности. (Даже Дэвид Кэмерон, с политикой которого и взглядами я сильно не согласен, был менее неприятным и опасным, чем другие лидеры, которые у нас были в Великобритании).

Второй тип личности — это альтруистичные и идеалистичные лидеры. Они довольно редки. Они чувствуют, что должны использовать власть из альтруистичных побуждений. Они осознают несправедливость и стремятся использовать власть, чтобы уменьшить эту несправедливость. Они с энтузиазмом относятся к своей области знаний — будь то образование, юриспруденция, вопросы экологии или межрасовые отношения. Их страсть и идеализм дают им большой заряд мотивации, и возносят их к высоким позициям в иерархии. Когда же они достигают власти, они становятся (или, по крайней мере, пытаются стать) инструментами перемен, часто борются с более консервативными силами, которые сопротивляются переменам. Их главная мотивация — не удовлетворение собственных желаний, а улучшение общества или мира, в каком-то из направлений, и уменьшение страданий человека.

К сожалению, у нас очень мало альтруистичных лидеров, по крайней мере, в мире политики. Тем не менее, даже в Африке, были некоторые редкие исключения, например, бывший президент Мозамбика Жоаким Чиссано, который привел страну к объединению и восстановлению от ужасной гражданской войны в 1990-м году. Хорошим примером является Элен Джонсон-Серлиф, текущий президент Либерии, которая получила Нобелевскую премию мира в 2011г. и посвятила себя восстановлению мира, подъему экономики и повышению толерантности населения. Нельсон Манделла также является очевидным примером альтруиста и идеалиста.

Третий, и, к сожалению, наиболее распространенный тип лидеров — это нарциссические и психопатические лидеры, у которых желание получить власть мотивировано исключительно желанием самодовольства. Эти лидеры могут быть идеологами, но не идеалистами. И даже если они имеют идеологию, она всегда вторична по отношению к стремлению к власти, и часто, идеология стоит на службе личных интересов, а не подчинена мотивам блага для всех. К примеру, националистическая идеология президента Путина, явно связана с его личным стремлением к власти. Увеличивая власть России, он увеличивает свою собственную власть (и, тем самым увеличивает свою собственную популярность).  С другой стороны, кажется, что он так сильно отождествился со страной, что любое усиление России в международном статусе будет усиливать его собственный статус. Идеологию Дональда Трампа трудно уловить, но, видимо, она во многом является проекцией его собственного характера (нарциссическое желание доминирования Америки, стремление защитить страну от тех, кто может угрожать ее интересам) плюс хитрости, направленные на увеличение его популярности.

Дальнейшие размышления о власти

С моей точки зрения, для защиты человечества, необходимы проверки власти — не только ограничения для применения власти, но и ограничения для получения власти. Проще говоря, люди, которые желают и стремятся к власти больше всего, наиболее жестокие и не-эмпатичные индивидуумы, и они как раз и не должны получать управляющую позицию. Каждой стране (и, пожалуй, каждой организации) необходимо иметь психолога, который будет у потенциальных лидеров определять уровень эмпатии, нарциссизма и психопатии, чтобы понять их пригодность к распоряжению властью. Если же такие возможности ограничены, то потенциальным лидерам просто можно давать тесты на проверку уровня эмпатии. Если потенциальному лидеру не хватает эмпатии, то он не должен получать желаемую позицию. В то же время, эмпатичные люди, которые, как правило, не имеют жажды власти — должны занимать руководящие позиции. Даже, если они не хотят, они должны чувствовать ответственность перед людьми, и желание не допустить тиранов к управлению.

Это может выглядеть не практично, но мы не будем первым обществом, которое регулирует власть подобным образом. Мы по недоразумению называем такие общества “примитивными”, однако, большинство племен охотников-собирателей были демократичными. Большинство подобных обществ имели лидера, в том или ином виде, но его власть, как правило, была очень ограничена, и они могли быть легко смещены, если остальная часть группы не довольна ими. Лидеры не имели единоличной власти принимать решения. В большинстве племен решения принимались с помощью консенсуса. Как писал Геральд Ленский, политические решения не принимались исключительно главой племени, но, как правило, “получались через неформальное обсуждение среди наиболее уважаемых и влиятельных членов общества, как правило, глав семей.”

Наиболее важным доказательством моей точки зрения является то, что существует много племен охотников-собирателей, которые уделяли огромное внимание тому, чтобы неподходящие индивидуумы не получали доступа к власти. Любой человек, который показывал признаки желания и стремления к власти и богатству, не рассматривался как возможный лидер. Как утверждает антрополог Кристофер Боем, современные многовековые племена применяют техники социального контроля, как для предотвращения доминирующего лидерства, так и для устранения неконструктивной конкуренции. Если доминирующий мужчина пытается обрести контроль над группой, то первобытные люди используют то, что Боэм называл “уравнительные санкции”. Они ополчаются против доминирующей особи, изолируют его, или, в экстремальных случаях, когда они чувствуют, что их жизни угрожает опасность — убивают его. Таким образом, коллектив сдерживает альфа-доминирующий тип личности.

В то же время, среди племен охотников-собирателей, существует много методов, чтобы индивидуумы не становились нарциссичными или доминирующими. Это достигается путем разделения заслуг и принижения любого, кто пытается быть надменным. К примеру, в одном африканском племени, король смешивал стрелы перед охотой, и после того, как зверь был убит, добыча доставалась не тому, кто убил, а тому, чья стрела поразила добычу.

Также, очень важно, чтобы власть в группе добровольно выдавалась, а не была захвачена. Не люди выбирают, становиться ли им лидерами, а члены группы выбирают их, поскольку видели, что те были опытны и мудры, и их способности подходили для данной деятельности. В некоторых обществах роль лидера была не постоянной, а изменяемой, в зависимости от обстоятельств. Антрополог Маргарет Повер утверждает: “Роль лидера спонтанно назначалась группой, в зависимости от ситуации, и один лидер сменял другого, при необходимости”.

Оба этих принципа могут и должны применяться в наших обществах, и психологи должны иметь определенное влияние на данный процесс. Настало время, когда власть нужно забрать из рук нарциссов и психопатов, и передать ее эмпатичным и ответственным индивидуумам, даже если они не особо охотно ее принимают. Так же, как и в обществе охотников-собирателей, любой с сильным желанием и стремлением к власти, должен быть автоматически отстранен от нее.

Это повлечет за собой серьезные изменения в большинстве правительств, учебных заведений и компаний, но это также приведет к серьезному уменьшению эксплуатации и угнетения и сделает мир намного более безопасным и справедливым местом.

Стив Тэйлор доктор наук и старший лектор по психологии в Leeds Beckett University, UK. https://www.stevenmtaylor.com/

источник:

https://www.psychologytoday.com/blog/out-the-darkness/201611/when-democracy-fails

http://www.huffingtonpost.co.uk/steve-taylor-phd/leadership-politics_b_13356728.html

Перевел:

Психолог Пилипчук Дмитрий http://blog.derznovenie.com/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *